“ЖЗЛ: ВЫПУСКНИКИ” Прохоров Игорь Михайлович

ПРОХОРОВ ИГОРЬ МИХАЙЛОВИЧ

Прохоров Игорь Михайлович родился 22 января 1949 года, его отец работал мастером, а мама была домохозяйкой.

В 1956 г. пошел в школу в пгт. Пряжа. Первым учителем была Горбачева Л.И., а другом детства Богданов Владимир Иванович.

С 1964 года по 1968 год Игорь Михайлович учился в  вечерней школе и работал в  Пряжинском промкомбинате,

где получил свою первую профессию столяра. Осенью 1968 года ушел служить в армию. После демобилизации поступил на службу в милицию.

Сбылась его мечта детства, ведь вырос он на книгах и фильмах о милиции.

В первый же год службы получил значок “Отличник милиции”.

Он работал участковым инспектором в пгт. Пряжа, с. Святозеро, п. В-Важины, с. Крошнозеро, п. Матросы.

Участок был большим, но интерес к делу жизни помогал преодолевать многие тяготы службы.

Игорь Михайлович оставался инспектором до 1976 года.

В качестве повышения по службе был переведен в г. Кондопога старшим инспектором штаба МВД.

В 1977 году он получил высшее милицейское образование, затем учился в академии МВД в Москве.

По окончании Академии Игорь Михайлович был назначен начальником милиции г. Кондопога.

В 1984 году из Кондопоги был переведен в штаб МВД заместителем начальника.

В 1990 году Блинниковым С.П. было сформировано новое Правительство России, и в ноябре 1990 года Прохорова И.М. вызвали в Москву,

где Верховный Совет Федерации назначил его министром МВД Республики Карелии с досрочным присвоением ему звания полковника.

На этом посту Игорь Михайлович проработал до отставки в 1994 году.

Со своей женой, Раисой Тойвовной, Игорь Михайлович познакомился в пгт. Пряжа,

где она работала в санаторной школе-интернате №17 медсестрой.

В 1967 г поженились, в 1968 году у них родился первенец.

Второй сын в настоящее время живет с родителями и работает юрисконсультом в страховой компании.

В 2017 г супруги Прохоровы отметили “Золотую свадьбу”. Со слов жены : «Конечно, как в каждой семье было все,

но Игорь Михайлович был строг только на работе, а дома был мягок и внимателен».

На вопрос: «Тяжело ли было, ведь служба в милиции дает свой отпечаток в отношениях?», отвечает: «Нет, не тяжело, а интересно!!!».

И сейчас, не смотря на проблемы со здоровьем, Игорь Михайлович полон сил, энергии и всегда готов к общению.

На фото: Прохоров Игорь Михайлович (3 года, а уже с пистолетом)

На фото: Прохоров Игорь Михайлович с родителями и братом

 

 Фото из семейного архива Игоря Михайловича

 

На фото: Прохоров Игорь Михайлович (15-летний рабочий промкомбината)

 

Проводы в армию Богданова В. на фото: Баранов Валентин, Зибров Саша, Прохоров Игорь

 

На фото Прохоров Игорь Михайлович на рабочем месте

 

На фото: Игорь Михайлович с супругой Раисой Тойвовной

 

Статья

Газета «Карелия» №19 (79)

от 20-22 апреля 1994 года)

Героем можешь ты не быть, а гражданином быть обязан

ОХОТНИЧИЙ СЕЗОН.

Почему Министр внутренних дел Карелии

Игорь Прохоров оказался не у дел. 

            Следует сразу оговориться, что, как и заявлено в рубрике, речь пойдет именно о версии, которая не более достоверна, чем предыдущие, основывающиеся на анализе только профессиональных (служебных) параметров деятельности МВД РК, Предлагаемый мною вариант не соперничает с оценками профессионалов, получившими широкую огласку в прессе, но дает, по моему возможность взглянуть на те же самые события  с иной точки зрения. С политической. Соответственно и свое расследование я именую «политической реконструкцией».

            Любое должностное лицо – особенно «высокого полета», и особенно во время драки за власть – помимо своей воли – втягивается в политическую свару. Человека не мытьем, так катаньем вынудят «определиться» – с кем он? При этом предлагаемый выбор на удивление прост: или ты в «нашем» стане или – в «их». Остаться нейтральным не позволят, Поэтому служебные карьеры всех без исключения высокопоставленных чиновников следует рассматривать на широком общеполитическом фоне.

            Прежде чем двинуться дальше, вынужден произнести несколько банальностей. Должность министра внутренних дел Карелии – это одна из важнейших в период смут, в его распоряжении (пусть не всегда в прямом) вооруженный отряд людей, призванный защищать власть (сейчас не стану вдаваться в разъяснения по поводу того, как защищать и чью власть, это самостоятельная тема разговора). И еще – министр ВД своим личным поведением способен влиять на характер взаимоотношений политического «центра» (в нашем случае в лице президентских сил) и региона (представительными органами власти), и чем он, министр, расторопнее выполняет распоряжения российских исполнительных структур, тем ограниченнее пространство для маневра у местных законодателей. Из всего сказанного логично следуют выводы: министр внутренних дел должен быть, во-первых, «своим» в московских милицейских кабинетах, во-вторых, по-армейски дисциплинированным. И.Прохоров нарушил эти заповеди, сумев трижды за десять месяцев продемонстрировать «непонимание» политической ситуации.

            В марте прошлого года, когда президент России Б.Ельцин принародно объявил о введении в стране особого порядка управления, по вертикали исполнительной  власти моментально пронеслось грозное: поддержать инициативу. МВД РК, как российское структурное подразделение, само собой разумеется должно было «правильно» прореагировать, но не сделало этого, Впрочем, тогда это не особенно бросилось в глаза, так как «не правильно» отреагировала вся Россия, потому президент в очередных своих посланиях к народу уже не вспоминал об ОПУСе (знаменитая острота Хасбулатова). Но на «безинициативность» Прохорова уже тогда обратили внимание в Москве, его нейтральность в споре между ВС РФ и президентом взяли на заметку.

            Предпринятый «антисоветский» полушаг не позволял обвинять президента в диктаторстве, так казалось авторам документа, распускался, дескать, лишь консервативный «хасбулатовский» ВС РФ, а отнюдь не органы представительной власти как таковые, Президентская Москва не приказывала никого в регионах разгонять силой, Но одновременно же было продемонстрировано с помощью танковых экипажей, что и на местах исполнительной власти пора бы проявить расторопность. Прецедент тем более есть: Белый дом горит, мятежники – в Лефортово. Эстафетную палочку – вовсе не обязательно кровавую – должен быть по идее подхватить, наряду с другими, и Совет Министров Карелии, который, к слову, в лице своего зампреда Г.Шамшина, не отказывался это сделать. (На несчастье Г.Шамшина, первых лиц – С.Блинникова, С.Яскунова – в тот момент не оказалось на месте).

            Шамшин, правильно понимая директивы, фактически поставил перед президиумом ВС РК ультиматум: если вы не выполните президентский указ, то я готов выставить у дверей Советов милицейские наряды, дабы не допустить депутатов- ослушников к своим рабочим местам. Это лишь самый общий пересказ той в общем-то драматической ситуации (оставим поистине шекспировские диалоги тех дней для будущих публикаций).

            Грозясь милицией Шамшин явно рассчитывал на поддержку (послушание Москве Прохорова, который только и мог, подобно Ерину, министру МВД России, отдавать, образно говоря, приказы на «огонь»). Однако Прохоров ответил, что не намерен втягивать милицию Карелии в московское кровопролитие. Прямо говоря, он отказался подчиниться логике действий президентской команды, будучи полностью зависимым от нее. Почему это сделал? Тут возможны два объяснения: 1) нравственная причина (порядочный человек не желал продолжения московской драмы в Карелии, когда соотечественников разводят по разные стороны баррикад, предлагая стрелять друг в друга); 2) политическая причина (рассчитывал на защиту ВС РК, имея в виду наличие собственной республиканской Конституции; время покажет, что зря надеялся на это). Но в любом случае, столь решительное, а главное определенное поведение министра означало, что он, даже рискуя погонами, не запятнает своего честного имени. Наряды милиции, чем пугал Шамшин, так и не появились. После чего судьба Прохорова становилась предсказуемой.

            События катились дальше. Вместе с «триумфальным шествием» президентского указа по России, началось реформирование Советов. И никому из депутатов, естественно, уже не было дела до судьбы генерала Прохорова, занесенного где надо в «черные списки». Московская проверка, наизнанку вывернувшая Министерство внутренних дел, не обязательно была приглашена по инициативе местного «Белого дома», в Москве сидят не менее догадливые. И, конечно же, по итогам ее работы выяснилось, что по большинству профессиональных показателей наше министерство выглядело неприглядно. Естественно, республиканское МВД погрязло в подозрительных коммерческих операциях, Само собой разумеется, министру ВД И.Прохорову  указали на неполное служебное соответствие. Но сразу не сняли, видимо, предполагая, что факт немедленной отставки может быть расценен в качестве «политической расправы» с инакомыслящим. А может быть отсрочили наказание и по другой причине, скажем, надеясь на то, что опальный начнет вымаливать прощение, тогда политические мотивы исчезали бы сами собой, а спектакль с отставкой плохого профессионала выглядел много убедительнее.

            Поверил ли И.Прохоров, что ему простилось вольнодумство? На этот вопрос может ответить только он сам. Хотя на одной из пресс-конференций (уже после служебных разборок)  он обмолвился, что ему удалось убедить свое начальство в собственной правоте, – таким образом, он давал понять журналистам, что не собирается покидать стены МВД.

            Последний акт заката карьеры Прохорова начался в период его избирательной кампании в Федеральное собрание РФ. Он почему-то решился участвовать в выборах (вроде бы по предложению собственного коллектива, в чем я лично сомневаюсь). Скорее всего Прохоров торопился подстелить соломку, чувствуя что придется падать. Возможно он пошел во власть по совету тех, кого не предал осенью 93-го и кто теперь звал его в свою команду. Но при любом раскладе политическая самостоятельность Прохорова – пусть он и проиграл на выборах – не могла устраивать его московских начальников, а значит и ход дальнейших событий был предопределен. С января 1994 года на страницах газеты «Северный курьер» начинается

разоблачение Министерства внутренних дел и его руководства. Кто желает может поверить в случайность произошедшего. В Москве на министре поставили крест, так что журналисты и их внештатные корреспонденты тут абсолютно не при чем, и те и другие лишь добросовестно обслужили победителей.

            На войне как на войне. Министр внутренних дел России В. Ерин за удачно проведенную сентябрьско-октябрьскую операцию получил звание Героя России; И. Прохоров, министр внутренних дел Карелии, за отклонение от политической линии (на военном языке – за неисполнение приказов вышестоящего командира, который своим поведением настаивал: «делай как я») вначале схлопотал служебное несоответствие, чтобы потом быть уволенным из еринских рядов, в запас. Дожидаться этого увольнения он не стал и 11 февраля 1994 года подал рапорт об увольнении « по собственному желанию».

            Другим – наука. Так стоит ли удивляться после этого, что среди политиков все меньше порядочных людей? Их «отстреливают».

Автор Анатолий Цыганков

 

В гостях у Игоря Михайловича, на фото: Игорь Михайлович, Рылко Анастасия и Поляруш Валерия

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий